Мой дизайн

Статьи

Главная » Файлы » Интересно » О дизайне , фен шуй, фрески , экзотика

очень интересная статья
05.06.2010, 20:14
                                          Полина ПОЛЯНСКАЯ

                                           ДИЗАЙН ИНТЕРЬЕРА
                           И ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ПРУЖИНЫ ВКУСА

   Как  часто  в разговоре о модных вещах и интерьерах мы упоминаем
слово  дизайн? Этот термин коснулся практически всех  сторон  нашей
жизни. Знаем ли мы, что он значит на самом деле и что должен  знать
человек,  называющий себя дизайнером или имеющий какое-то отношение
к нему. В переводе с английского слово дизайн означает конструкция,
замысел.  В  узком  смысле  дизайн  трактуется  как  художественное
конструирование.   Выдвинулся  он  вместе  с   развитием   общества
потребления  как  искусство оформления. Ни один  вид  дизайнерского
искусства не может существовать сам по себе – он неразрывно  связан
с  окружением.  Как  особый вид искусства он ближе  всего  стоит  к
живописи, скульптуре и архитектуре. Но уже в 1949 году дизайнерское
проектирование сформировалось как отдельная профессия. И с тех  пор
оно   прочно  связано  с  нашей  жизнью.  Интересно  то,  что   это
единственная профессия ставшая мифом, не успев достигнуть зрелости.
   Цель  дизайнера в отличие от художника не столько самовыражение,
сколько     подача   оформляемого   объекта.   Давать   собственную
интерпретацию  темы всегда интересно и заманчиво, но  насколько  он
имеет   на   это  право?  Дизайн  –  это  коммерческое   искусство,
направленное  на достижение гармонии, красоты и комфорта  и  должен
быть  в  первую  очередь  ориентирован на человека  и  его  систему
восприятия,  т.е. он должен быть гуманистическим. Дизайнер  больше,
чем  другой  художник, должен идти на компромиссы. Помимо  хорошего
художественного образования ему надо быть и хорошим  психологом,  а
также  сочетать  в  себе  таланты Архимеда и  Микеланджело.  Дизайн
коснулся практически всех областей нашей жизни, но особое  место  в
ней занимает дизайн интерьера.
   Что  будет, если собрать вместе пару дюжин людей и попросить  их
поговорить о жилых интерьерах?
   О,  мы  услышим массу любопытных, спорных мнений  о  гостиных  и
спальнях,  ванных  комнатах и кухнях. О  них  люди  могут  говорить
часами – спорить и соглашаться, дополнять друг друга и опровергать.
Почему?  Да потому что предмет обсуждения хорошо знаком и, главное,
доступен.
   Но   при   общении   с   дизайнером  часто  возникает   проблема
непонимания. Всегда ли мы можем объяснить дизайнеру, что нам  надо?
И  что же должен знать дизайнер, чтобы правильно понять заказчика и
создать  интерьер, соответствующий его вкусам и привычкам. Ведь  на
практике  амбиции  и  всезнание  дизайнера  часто  сталкиваются   с
неспособностью заказчика четко сформулировать свои пожелания.
   О   вкусах,  как  известно,  не   спорят.  О  них  говорят.  Что
формирует наш вкус в интерьере?  С одной стороны родители, с другой
стороны  –  дизайнер, с третьей – наше окружение,  и,  наконец,  мы
сами. Чье же влияние сильнее? Каждый раз это бывает по-разному.  Но
в  основе своей вкус человека обусловлен психологическими пружинами
его  личности. Мы создаем свой интерьер для того, чтобы чувствовать
себя в нем уютно и комфортно.
   Когда  дизайнер начинает что-то проектировать, говоря заказчику:
"вот  так  для  вас  будет хорошо”, в итоге  получается  журнально-
красивый интерьер, который по своей сути не отвечает действительной
потребности человека. А ведь ему здесь жить.
   Удобство  и  красота интерьера – это его соответствие  психотипу
заказчика.
   Часто  можно  наблюдать в интерьерах некую смесь  из  личностных
особенностей дизайнера и отдельных ингредиентов личности заказчика.
H  хорошо, если эта смесь дает хороший результат. Но подобная удача
чаще   принадлежит   к   разряду   счастливых   случайностей,   чем
закономерностей. Как же достичь полной гармонии, если это возможно?
   Исследования  на  эту тему провел практикующий  профессиональный
архитектор,  имеющий второе образование – психологическое,  Валерий
Защепенков.      Валерий      занимается      Нейро–Лингвистическим
Программированием. Эта современная система практической  психологии
берет  из  других  школ самые эффективные и "работающие”  методики.
Согласно  теории  Валерия  Защепенкова  в  основе  психологического
портрета личности лежит набор метапрограмм.
      Метапрограммы  –  это  наши    подсознательные   мыслительные
привычки,   которые  запускаются  мгновенно.   Мы   гораздо   более
предсказуемы,   чем   нам,  порой,  кажется.   Одни   метапрограммы
определяют,  какая  информация  из  числа  той,  что  уловило  наше
подсознание,  будет  допущена  в  сознание,  а  какая  нет.  Другие
метапрограммы  формируют  информацию в  нашем  оригинальном  стиле.
Третьи  сортируют информацию. Четвертые отвечают за нашу реакцию  в
той  или  иной ситуации. Отдельная история – метапрограммы времени.
Оказывается,  все мы по-разному воспринимаем время и  обращаемся  с
ним.  Не  бывает  хороших  и плохих метапрограмм.  Просто  в  одних
ситуациях   лучше   работают  одни,  а  в  других   другие.   Набор
метапрограмм влияет буквально на все: на наши вкусовые пристрастия,
на  то,  как  мы  себя ведем, говорим, выбираем друзей,  профессию,
одежду   и  т.д.  Естественно,  метапрограммы  формируют  облик   и
структуру интерьера.
   То  есть, выходит, что интерьер – это наш портрет. Портрет,  где
в    различных    пропорциях   смешиваются   наши   психологические
предпочтения. "Покажи мне свой интерьер, и я скажу кто ты”. Но  это
в   идеале.   Про  такие  стили  дизайна,  как  хай-тек,   поп-арт,
деконструктивизм,  кантри и пр. – можно сказать,  что  это  готовые
профессиональные рецепты, в основе которых тоже лежат  определенные
наборы  метапрограмм.  И то, насколько мы любим  один  стиль  и  не
понимаем   другой,  определяет,  насколько  стилевые  метапрограммы
рифмуются/не рифмуются с нашими метапрограммами.
   Как  же  метапрограммы  находят свое  отражение  в  формировании
интерьера?
   Рассмотрим  первую  группу метапрограмм  –  "Классификация  мира
по...”  В  эту  группу входят такие метапрограммы, как:  "вещи  как
ценность”, "процессы как ценность”, "идеи как ценность”, "люди  как
ценность”. Проще говоря, это то, о чем мы думаем в первую  очередь,
когда  представляем наш интерьер, определяя, что в нашем  интерьере
будет  главным,  а  что  второстепенным. Мы рассмотрим  две  первые
метапрограммы – "вещи как ценность” и "процессы как ценность”.
   Часто  бывает  так,  что,  прожив в  квартире  какой-то  отрезок
времени   и  накопив  для  нее  какие-то  предметы,  мы  становимся
невольными  заложниками  этих  вещей.  Для  некоторых  людей   вещи
становятся  календарями жизни. И поэтому такому человеку  избавится
от   какой-нибудь  вещи  также  мучительно,  как   отрезать   кусок
собственного  тела. Заходя в гости к такому человеку,  видишь,  как
его  интерьер  постепенно зарастает огромным количеством  различных
безделушек.  Тогда становится понятным, насколько в  данном  случае
задействована данная метапрограмма. И, соответственно, стоит ли  ее
воплощать в интерьере.
   Есть  еще  один момент. Не только мы влияем на вещи,  но  и  они
влияют  на нас – на физическом и подсознательном уровне. И особенно
подвержены  такому  влиянию люди с выраженной метапрограммой  "вещи
как  ценность”.  Очень важно знать, какие именно вещи  находятся  в
доме,  откуда  они пришли и что с ними связано. Чаще  всего  бывает
так, что муж приносит одну семейную историю и – вещи, а жена другую
историю и – вещи. Какие-то предметы хорошо уживаются друг с другом,
ну  а какие-то нет. Поэтому хорошо, когда семья начинается "с нуля”
и   вещи   в   дом  покупаются  совместно.  Для  людей   с   данной
метапрограммой иногда достаточно просто изменить расстановку  вещей
в  квартире,  поменять  цвета  и  текстуры  обивки,  и  у  человека
мгновенно меняется поведение, отношение к людям и к жизни в целом.
   Планируя интерьер для человека с данной метапрограммой,  следует
предусмотреть  определенное количество вместительных  емкостей  для
хранения, подиумы, стенные шкафы, антресоли, тумбы и т.д. –  именно
они   обеспечивают  внутреннее  спокойствие.  Планировка  в  данном
случае,   скорей  всего,  будет  жесткой.  Ведь  для  того,   чтобы
расставить необходимое количество шкафчиков, нужно много стен. Если
позволяет  площадь,  то в доме появятся и специальные  комнаты  для
хранения вещей – кладовые, гардеробные.
   Если  говорить  о  стиле,  то данная  метапрограмма  может  быть
близка  к  бюргерскому  стилю или же стилю  ампир  (золото,  ковры,
статуэтки, салфеточки, подушечки, рюши на обивке и т.п.).
   Рассмотрим  еще одну метапрограмму – "процессы как ценность”  из
группы "Классификация мира по...” Для людей процесса важна динамика
жизни  и,  как следствие, – динамика интерьера. Для них  важен  сам
процесс   каких-либо  действий  и  изменений.  Их  забавляет   сама
возможность что-то поменять и осознание того, что можно это сделать
в   любой  момент.  В  интерьере  это  реализуется  как  на  уровне
планировки  и  зонирования,  так и  на  уровне  самих  вещей.  Люди
процесса,   скорей  всего,  будут  чувствовать  себя  комфортно   в
свободной  планировке. Причем все трансформации пространства  могут
производиться в одном месте. Гостиная легко и играючи  превращается
в  столовую, столовая – в танцзал, танцзал – в спальню и  т.д.  Все
это  можно производить посредством передвигающихся ширм, катающихся
перегородок  и  т.п.  Большую  роль в оформлении  интерьеров  людей
процесса играет режиссура света, который становится то деловым,  то
праздничным, то интимным. И, пробежав по клавишам выключателей,  мы
в одном углу высвечиваем танцевальное действо, а в другом формируем
атмосферу  для задушевной беседы. Светом можно мгновенно  разделять
пространство, насыщать его различными эмоциями, концентрировать его
вокруг  чего-либо.  Возьмем тот же бильярд. Посредством  света  все
внимание  сосредотачивается на игральном столе, вокруг –  полумрак.
Лишь  в  полной  тишине  слышится сосредоточенный  стук  бильярдных
шаров.
   Как   же  определить  интерьер  человека   процесса?  Если  этот
человек  любит  готовить,  то его кухня скорей  всего  будет  сверх
эргономичной,  заставленной самой разнообразной техникой.  Если  же
этот  человек любит играть, то в его квартире мы обязательно увидим
игральный стол. Если говорить о квартире меломана, то главное место
в  доме  занимает его музыкальный центр, у синефила – видеотека,  у
библиофила  –  библиотека. Если же обстановка  интерьера  посвящена
только  процессу, хозяин квартиры, оставляя составляющие интерьера,
бесконечно   меняет  качество  предметов  и  их  внешний   вид.   А
остановиться  в  процессе бесконечного наращивания мощи  ему  очень
сложно.
   Если  сравнивать две выше упомянутые метапрограммы, то для людей
с  выраженной    метапрограммой  "вещи  как  ценность”  свойственно
постоянно накапливать вещи, а люди процесса постоянно их меняют.
   Для  людей процесса предмет олицетворяет те возможности действий
и трансформаций, которые в нем заложены. То есть те вещи, в которые
можно  поиграть, хотя особой целесообразности в этом  нет.  Возьмем
rnr же стол-трансформер. Удобен этот стол? Да удобен. Но важнее то,
что  стол выдвигается, разворачивается, распахивается, в нем  можно
все  хранить  и  перемещать  его по квартире.  То  есть  это  стол,
полностью  посвященный процессу. Люди с доминирующей метапрограммой
"вещи  как  ценность”  первыми откликаются  на  различные  новинки.
Простому  стулу  человек  процесса  предпочтет  складной  стул   и,
желательно, на колесиках, чтобы при уборке квартиры его можно  было
легко сложить и убрать, тем самым расчистив пространство.
      Следующая  группа  состоит  из  двух  метапрограмм.  Это  так
называемые   "крупный  и  мелкий  масштабы  обобщений”.  Склонность
мыслить  деталями  – это мелкий масштаб обобщения.  Такой  человек,
рассматривая,  к  примеру, стул, скорей, обратит свое  внимание  на
резьбу, кантик и другие мелочи. Его не интересует стул как одна  из
составляющих   гармоничного  интерьера.  Его   покоряют   различные
замысловатые детали, и он стремится привнести их в свой дом.  Часто
бывает  так,  что в таком интерьере негде остановить взгляд  –  все
равнозначно,  равноценно  и  изобиловано  декором.  Для   человека,
привыкшего  мыслить  деталями, интерьер ценен  не  в  целом,  а  по
кусочкам.  Его  интерьер будет напоминать хитроумную,  замысловатую
мозаику – калейдоскоп.
   И,  несомненно, это следует учитывать, проектируя  интерьер  для
человека с данной метапрограммой.
     Крупный  масштаб  обобщений – совсем  другой  случай.  Человек
мыслящий по-крупному, рассматривая тот же стул, оценит форму стула,
соотношение в нем гладкой поверхности, декора, и т.п.  То  есть  он
оценит  дизайн  всего стула. Для него важно все в  целом:  в  целом
дизайн,  в  целом вещь. И интерьер этот человек тоже решает  "одним
куском”.  В  его  интерьере  мы  не  увидим  лишних  или  случайных
предметов,  скучных  пустот.  Каждая  вещь  на  своем  месте.   Все
подчинено твердой логике.
   Если  говорить  о  том,  как  и в какой  форме  мы  предпочитаем
получать  и обрабатывать информацию, то следует упомянуть  о  видах
сенсорной    "упаковки”   и   "обработки”   информации    –    трех
репрезентативных     системах:     визуальной,     аудиальной     и
кинестетической.  То  есть человек, предпочитающий  большей  частью
думать  яркими  картинками и образами – Визуал,  кто   предпочитает
тихо  и размеренно беседовать со своим внутренним голосом – Аудиал,
а  кто   привык действовать мощно и интуитивно, осознавая истину  и
предчувствуя  успех  –  Кинестетик. Это любопытные  закономерности,
которые встречаются в нашей жизни. Понятно, что в деле формирования
интерьера для Визуала, Кинестетика и Аудиала пути разные.
   Еще  одна  группа метапрограмм – метапрограмма принятия решения,
или   так   называемая  "внутренняя  и  внешняя  референция”.   Эти
метапрограммы  больше  касаются не самого  интерьера,  а  отношений
дизайнера и заказчика.
   Человек с внешней референцией будет слушать то, что говорят  ему
друзья,  родные и близкие, просто авторитетные люди,  в  том  числе
архитектор  или дизайнер. Он будет все это воспринимать и  пытаться
совместить  в  интерьере. А человек с внутренней референцией  будет
всех  слушать,  пропускать информацию через себя, а право  принятия
окончательного решение всегда оставлять за собой. С  такими  людьми
очень  трудно работать. Как правило, они по-настоящему  компетентны
совсем  в других – неинтерьерных областях, хоть и пытаются настоять
на  своем  решении,  твердо  веря в его  правильность.  Так,  часто
получаются  половинчатые решения, не удовлетворяющие ни  заказчика,
ни  дизайнера. Но с другой стороны, такой человек может  достаточно
точно  выразить,  чего  ему хочется, и в  таком  случае,  наоборот,
работа  становится очень простой и интересной. Часто архитекторы  и
дизайнеры  обладают большой внутренней референцией, так как  в  эту
профессию приходят люди, которые привыкли прислушиваться  только  к
себе.
   Рассмотрим  следующую  метапрограмму,  оказывающую  влияние   на
интерьер.  Метапрограммы сходства и различия.  Для  людей  сходства
главное  то,  чтобы  интерьер был "как у  всех”  или  "как  модно”.
Человек   сходства  выбирает  стиль,  который  считает  модным   на
сегодняшний  день и строго следует ему, не отступая ни  на  шаг.  В
работе с таким интерьером понятны все узлы и детали и, как правило,
заранее  известен  конечный   результат.  Вариации  жанра  здесь  –
минимальны.  Зачастую  выходит качественный продукт  и  многих  это
устраивает. Интерьеры "чистого” сходства можно увидеть, пожалуй,  в
казарме.  Где все у всех – как у всех. Если говорить об  интерьерах
сходства,  то это были первые интерьеры в нашей стране. Заказчиками
этих  интерьеров были люди определенного класса, которые совсем  не
хотели  выделяться,  а хотели быть такими,  как  все  в  их  среде.
Основными  составляющими интерьеров этих людей были  дубовые  окна,
дубовые двери, дубовый паркет и соответствующая мебель.
   Что  касается людей различия, то они постоянно нацелены на поиск
различий. Как правило, они не согласны с теми стилями, которые  уже
имеются,  и  стремятся  сделать что-то  не  так,  как  предписывают
каноны.  Эти люди обычно первыми предлагают новые стили,  смешения,
эклектику  –  только  чтобы  не повториться,  чтобы  получить  мое.
Человек  различий  обожает  совмещать  несовместимые  предметы.  Он
обязательно  захочет в авангардный интерьер поставить,  к  примеру,
китайскую   вазу,  дабы  разбить  шаблон.  Такие  заказчики   очень
стимулируют  развитие поп-арта – существование вещи в  единственном
экземпляре и в эксклюзивном интерьере.
   Но  это  чистые  типы метапрограмм, которые в жизни  встречаются
крайне  редко.  Существуют смешанные метапрограммы и соответственно
интерьеры, выполненные с учетом смешанных метапрограмм: сходства  с
последующим  поиском различий и, наоборот, различия  с  последующим
поиском сходства. То есть, еще одно деление.
   Сходство  с  различием  –  это поиск различий  внутри  какого-то
определенного стиля при помощи минимальных деталей. Так,  например,
человек приверженец определенного стиля, и интерьер его построен по
определенной схеме. Но при помощи минимальных деталей он стремиться
проявить  себя  как  личность, привнося в него элементы  из  других
стилистических "опер”.
   Теперь о различии со сходством. Возьмем несколько интерьеров.  К
примеру,  интерьеры самых эпатажных ночных клубов.  Каждый  из  них
оригинален.  Но  это на первый взгляд. Берем один.  Он,  вроде  бы,
необычный, отличающийся от других. Берем другой интерьер. Он  тоже,
вроде бы, необычный, отличающийся. А теперь берем и сравниваем наши
интерьеры.  И  в  том,  как они отличаются  –  в  этом  есть  некое
сходство.  Угадываются какие-то общие основные ходы, стилистические
параллели  и  т.п.  Такие  интерьеры будут  скорее  восхищать,  чем
удивлять.
   Вот   мы   добрались   и   до  времени.  Отдельная   история   –
метапрограммы времени. Оказывается, все мы воспринимаем  время  по-
разному. Кто-то из нас большую часть времени проводит в настоящем и
сплошном  "сейчас”; кто-то постоянно вспоминает  прошлое  –  добрые
старые  времена;  а  кто-то любит подумать  о  том,  что  будет,  и
путешествует в будущем.
   В  каждом  есть  практически все метапрограммы, о  которых  идет
речь.  Только  все мы привыкли мыслить определенными  их  наборами.
Комбинации   настоящее–будущее   и   прошлое–настоящее   –    самые
распространенные.  Но  все равно одна из  них  преобладает.  И  это
находит свое отражение в интерьере.
   Люди  настоящего выбирают мебель, не задумываясь,  будет  ли  ее
дизайн  актуален в будущем. Их так же не волнует, имеет эта  мебель
прошлое, какую-то историю или нет. Главный критерий это то, что эта
вещь удобная, прочная и не важно, что о ней скажут приятели, спустя
два  года.  Интерьер такого человека, скорей всего, будет  довольно
хаотичным с эклектичным набором предметов.
   Люди  будущего предпочитают футуристические стили,  хай-тек.  Им
нравятся  новые материалы, новые принципы организации  пространств.
Интерьер   людей   будущего  наполнен  мебельными   трансформерами,
техногенными   по   дизайну  вещами  или   же,   наоборот,   вещами
бионическими с ярко выраженными элементами футуризма.
   Люди   прошлого   если  и  выбирают  экологическую   гамму,   то
предпочитают  в интерьере природные цвета, природные материалы.  Им
близок  стиль  кантри. А кто-то из них будет себя  очень  комфортно
чувствовать в классической или традиционной обстановке.
   Все   метапрограммы,   о  которых  шла  речь,   относительны   и
неоднозначны.  Не  стоит воспринимать их как  готовые  рецепты,  не
подлежащие  сомнению. Следует помнить о том,  что  в  жизни  чистые
типажи  встречаются  редко,  хоть  иногда  и  проявляются  довольно
решительно. Ведь сам человек неповторим, как и его взгляды, вкусы и
пристрастия. "О вкусах, как известно, не спорят. О них говорят”.
   
   
   
Категория: О дизайне , фен шуй, фрески , экзотика | Добавил: Евгенияdesign
Просмотров: 300 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Counter